Пятница , 27 Ноябрь 2020
Главная / Новости / Личность / Самородок из Павлограда

Самородок из Павлограда

Он заставил писать о себе в центральной прессе, восхищаться его талантом, а закончил жизнь в забвении. В каждом городе немало людей, которые становятся известными благодаря своей деятельности – профессиональной, общественной, творческой. Некоторые из них обладают такими незаурядными натурами, что им трудно вместиться в общепринятые шаблоны не только профессии, но и самой жизни. Они не только мыслят, но и живут нестандартно. Из-за своих чудачеств часто обращают на себя внимание. А наиболее яркие люди становятся местной достопримечательностью. Одной из таких ярких личностей и был скульптор Василий Гордиенко.

Об этом колоритном крепком мужчине с окладистой бородой и пышной гривой волос ходили легенды еще при жизни. Уже в сравнительно молодые годы он выделялся даже в кругу местной журналистско-творческой богемы. Всегда в эпицентре веселых проказ. И даже на склоне жизни не мог удержаться от различных «перфоменсов». В выходные, праздничные дни этот старик выходил в город, словно музейный экспонат, в какой-то одежде из дерюги, или вышиванке и в соломенном брыле (тогда еще народный стиль не был «в моде»). Порой нес смешные плакаты… Люди улыбались, оглядывались. И мало кто знал, что перед ними талантливый скульптор, местный самородок, которым восхищались и гордились когда-то…

За «кукареками» очереди выстраивались

Но вначале Василий Иванович снискал в Павлограде славу непревзойденного повара. Приехав в столицу Западного Донбасса, он устроился в кулинарию в центре города. Когда увидел, что предприятие не выполняет план, изобрел новое «изделие» по типу чебуреков, назвав его «кукареки» – вместо дефицитного красного мяса пускал на начинку куриное.
Предприимчивый пекарь надевал белый халат, поварской колпак, ставил два-три поддона горячих «кукареков» на багажник своего велосипеда и вывозил в людные места. Там у него вмиг все раскупали.
Вскоре предприятие Василия Ивановича перевыполняло план на 150 процентов. И процветало даже в самые застойные и кризисные времена. А сам скульптор-кулинар стал своеобразной достопримечательностью Павлограда. Особенно после фоторепортажей о нем в местной прессе.
После неожиданно свалившейся на него популярности, пришлось «наращивать» производство: трех поддонов кулинару уже не хватало. Начинал рабочий день в 3-4 часа ночи, а утром вывозил на продажу уже на специальной тележке до 10 поддонов…
Но главным в жизни Василия Гордиенко было все же изобразительное творчество, которым он увлекся в юности, в начале 60-х годов. Родом он из Ставрополья, но после школы переехал учиться на кулинара в Днепропетровск. Параллельно посещал в ДК им. Ильича студию, где обучали премудростям скульптуры. Даже во время службы в армии продолжал совершенствоваться в этом искусстве.
Вернувшись после демобилизации в Днепр, наш герой еще несколько лет продолжал постигать науку пластического искусства в студии под руководством В. Н. Петренко. Упорство самородка принесло замечательные плоды. У него стали получаться портреты. С тех пор главным объектом творческого внимания Василия Гордиенко стали незаурядные люди. Причем, не обязательно официально признанные, а те, кого автор очень хорошо знал и был поражен их чертами характера и интересной судьбой. Например, у скульптуры «Дядя Миша» на мятой гимнастерке медаль «За отвагу» и пустой рукав на месте левой руки… Достаточно только взглянуть на этот портрет – и ты видишь историю целого поколения…

Пригласили на стажировку в лучшие мастерские столицы

После переезда в Павлоград Василий Иванович познакомился с директором Павлоградского историко-краеведческого музея Марией Комиссаровой. Однажды, изучая экспонаты музея, скульптор увидел документы о Г. С. Кучеренко. На фото – человек могучей внешности, стального характера, прошедший через тяжкие испытания. Визуальное впечатление подтверждалось не только шрамами на лице, но и автобиографической справкой: дважды ранен в сабельном бою с белогвардейцами, чудом выжил после голодомора, фашисты ставили его на раскаленные угли… Но герой остался несгибаемым и непокоренным, надолго пережив врагов Отечества.
Скульптор создал бюст этого человека. И настолько выразительно отразил характер героя, что зрители подолгу всматривались в этот скульптурный портрет, выставлявшийся на различных экспозициях в разных городах страны. С автором этого произведения пожелали познакомиться писатель Юрий Бычков, автор книги о скульпторе с мировым именем С. Т. Коненкове, вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей», известные советские скульпторы Николай Томский, В. В. Лукьянов…
Василия Ивановича пригласили на полугодичную стажировку в лучшие мастерские Москвы и Ленинграда. Там он освоил приемы работы с мрамором, гранитом.
Ю. Бычков подарил Василию Ивановичу свою книгу с проникновенным ободряющим автографом. В одной из двух главных и самых тиражных газет СССР «Известия» вышла статья о талантливом самородке из Павлограда, в которой автор как бы между прочим сетовал на отсутствие у народного скульптора условий для работы – шедевры создавались на тесной веранде жилого дома, а зимой – на кухне.
Эта публикация в «Известиях» обсуждалась на заседании Павлоградского горисполкома. И по возвращении домой Василий Иванович обнаружил в глубине своего двора высокое здание мастерской, построенной городом для него. Теперь мастер мог воплотить свою давнюю мечту: создавать не только маленькие произведения, но и крупногабаритные скульптурные композиции.
И все же львиную долю своего творчества мастер посвятил портретам. К их созданию он подходил очень серьезно. Долго готовился. Справа от рабочего станка на тумбочке лежала увесистая, сшитая из пяти амбарных журналов тетрадь. В ней скульптор прежде, чем взяться за глину, создавал словесный образ, делал зарисовки, записывал беседу, интервью, рассказ героя или всю информацию о нем.
Так было при работе над бюстом знаменитого земляка – Героя Советского Союза, воина-интернационалиста Игоря Плосконоса. Рассчитывать, что приехавший на короткую побывку служивый будет подолгу позировать, не приходилось. И такой вот творческий дневник помогал автору восстанавливать в воображении образ героя, даже когда того не было рядом.
А в случае, когда задумал создать портрет прославленного новатора-земледельца Терентия Мальцева и для этого ездил в Зауралье, вовсе приходилось полагаться только на записанные при личной встрече впечатления. Забегая вперед, отметим, что портрет удался на славу.

Трагическая судьба художника на сломе эпох

Однажды творческий путь павлоградского скульптора пролег к живописному Приорелью, в светлицу Татьяны Паты, ставшей еще при жизни легендой, чьи работы не раз получали признание на международных выставках. Так мастер народной декоративной росписи, кавалер ордена Трудового Красного Знамени стала прообразом нового скульптурного портрета.
Все чаще рождались образы с напряженным психологизмом. Таковы портреты из белого мрамора наставника Василия Ивановича – П. Василюка, павлоградской поэтессы Анны Светличной, фронтовиков-земляков И. А. Иванова,
Г. И. Житникова, участников подполья М. Ф. Лубянской и Г. М. Пасько – судьба каждого из героев полна драматизма.
В 1983 г. скульптор организовал в своей мастерской выставку произведений, посвященную 20-летию творчества. Многочисленные положительные отзывы о ней подтолкнули В. Гордиенко к идее создать кружок или студию скульптуры, где он мог бы обучать своему искусству всех желающих. Но по ряду причин этой мечте не дано было осуществиться. А Перестройка, распад Союза и экономический кризис привели и к творческому кризису мастера.
В этот период ему ценой сверхусилий еще удается создать ряд замечательных работ: портреты бригадира проходчиков, лауреата Государственной премии УССР В. И. Бубнова, шахтеров-орденоносцев (полных кавалеров солдатских орденов Славы) А. И. Евтушенко, М. Д. Медведева, первооткрывателя промышленных запасов угля
Д. А. Терешкина…
За два года до пенсии предприятие, на котором Василий Иванович работал все это время, закрылось. Отдушину от бытовых проблем он находил в творчестве – детских воспоминаниях (композиция «Лісовик»), в лирическом созерцании красот природы и окружающего мира («Ивушка», «Жена», «Сон»). Отдает дань национальному народному творчеству и традициям («Ой кум до кумы…»). Были еще и выставки в Днепропетровске, посвященные 40-летию великой Победы, 170-летию со дня рождения Т. Г. Шевченко, призы, награды…
Но прежняя жизнь уже была на излете. Наступали новые времена, в которых павлоградский скульптор уже не смог найти себе место. Стали рушиться идеалы, которыми жил прежде… Под конец своей жизни Василий Гордиенко на хлеб насущный зарабатывал изготовлением надгробий… На изломе эпох такова судьба многих творческих людей, которые так и не смогли вписаться в новые реалии и кончают жизнь в нищете и забвении. Но при всем этом Василий Иванович до самого конца сохранял чувство юмора и умудрялся веселить людей даже ценой собственных чудачеств, своим смехом сквозь слезы.


Георгий БАРОНЕНКО, фото предоставлены
Павлоградским историко-краеведческим музеем

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,50 из 5)
Загрузка...

Тоже интересно!

Шахтеры-чемпионы общались с болельщиками в эфире радио «Самара»

На днях в эфире радио «Самара» состоялась встреча спортсменов сборной ДТЭК Павлоградуголь со своими болельщиками. На передаче «Встреча с интересными людьми» шахтеры делились своими впечатлениями о ХIII отраслевой спартакиаде угольщиков, на которой наши земляки в очередной раз стали чемпионами.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: