Суббота , 22 Январь 2022
Главная / Новости / Промышленность / История, которую я расскажу внукам: как мы проходили Богдановский сброс

История, которую я расскажу внукам: как мы проходили Богдановский сброс

Дмитрий Черный, бригадир проходчиков УПР-6 шахты Самарская ШУ Терновское: «Богдановский сброс для нас, «самарчан» — не просто история, это целая жизнь, которая поменяла сознание проходчиков. А начиналось просто. В 2005 г. стало понятно, что на шахте «Самарской» заканчиваются запасы угля. И если мы хотим работать дальше, нам нужны новые пласты. Они были — со стороны шахты «Западно-Донбасская», но теоретически считалось, что они недоступны: между нами и 10 млн тонн угля пролегало крупное горно-геологическое нарушение — Богдановский сброс.

Дмитрий ЧерныйНикто раньше не только в Западном Донбассе, но и вообще в Украине не проходил такие крупные нарушения. Проходили «трещины» поменьше, и отлично знали, чем это чревато: может прорваться вода, может вспыхнуть газ. Инженеры нашего ШУ изучали мировой опыт — в Германии было похожее нарушение, там пересекали Круденбургский сброс. Не особо успешно. Поэтому и у наших людей было много скепсиса, много разговоров, просчитывались затраты, высказывались сомнения в своих силах. Но шахта «Самарская» в этом регионе — кормилец. Шахтеры очень ценят работу на этом предприятии, здесь работает много династий, а с закрытием шахты они все лишатся стабильного заработка, уверенности в завтрашнем дне, села будут приходить в упадок, потому что их бюджеты не будут получать шахтерских отчислений. Поэтому риск стоил свеч. Было много техсоветов, консультаций с профессорами Национального горного университета, авторитетными и опытными бывшими руководителями угольных предприятий Западного Донбасса. Количество «научной мысли» порой зашкаливало. Но в итоге судьбоносное для шахты решение было принято: мы идем через Богдановский сброс.

В апреле меня вызвал к себе начальник участка Петр Лукьяненко и сказал, что именно нашей бригаде поставлена задача пересекать Богдановский сброс, потому что нам доверяют и на наш сплоченный коллектив можно положиться. Честно говоря, сначала мне было очень беспокойно и тревожно, потому что я понимал, насколько это архисложное задание. Нужно будет за короткое время качественно освоить много технологических процессов, которые мы ранее не применяли. Но я верил, что мой коллектив — это люди-профессионалы, они любят свою работу, могут осваивать новые технологии и справятся. Руководители разного уровня часто встречались с активом нашей бригады, рассказали о всех перспективах, сложностях и рисках. Но проходчиков ничем не запугать, ведь они — шахтерская гвардия. Поэтому будут учиться новому и идти в ногу с прогрессом. Да, было все неизвестно и страшно. Но мы видели, что подготовка колоссальная — вопрос изучен очень серьезно, технологии нам предстояло применять такие, как никогда раньше на «Самарской». Например, торкретирование, когда пустоты в горном массиве заполняются для укрепления специальными смесями. Плюс химическое анкерование в таких количествах никогда не делалось. В головах у людей происходило изменение понимания самой технологии проведения горной выработки. Проходчики привыкли давать «большие метры», а здесь требовалось не большие метры, а качество. Применяли дополнительные усиливающие элементы — так называемые сапожки, для обеспечения устойчивости крепи в районе пересечения сброса.

Но все же риски были, и мы о них знали. Каждую смену начальник смены был у нас в забое. Каждую смену делали фото забоя, брали пробы, делали замеры и передавали инженерно-техническому корпусу. Там все это анализировали. Каждые сутки нашу бригаду кто-то посещал из руководства и научных сотрудников института. Университет постоянно мониторил состояние выработки. Наука с проходчиками всегда была рядом. За время этой работы все сплотились вокруг проекта, стали одной семьей: проходчики, инженерно-технические работники и ученые. Все подходили к своей работе очень скрупулезно. Я, как бригадир, встречался со звеньями, горные мастера по анкерному креплению в каждую смену были с нами, показывали все тонкости работы на новом оборудовании. Очень сложная, но при этом очень интересная и творческая работа. Люди шли на работу с желанием выполнить поставленную задачу, ведь нам доверили такое дело, я бы сказал — государственной важности. И у нас уже не было права на ошибку.

Много было скептиков, которые говорили, что Богдановский сброс — это авантюрная затея. Но мы его прошли! Это такая работа, о которой мне будет приятно рассказать внукам. Когда спросят, дедушка, что там интересного было в твоей шахте, что ты там хорошего делал? У меня уже есть для них история».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Тоже интересно!

Год рекордов и достижений: в ШУ Першотравенское подвели итоги-2021

Год рекордов и достижений: в ШУ Першотравенское подвели итоги-2021

2022 год только начался и самое время оглянуться на год ушедший. Для шахтоуправления Першотравенское 2021-й …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: