Суббота , 6 Июнь 2020
Главная / Новости / Общество / Кто сказал, что моя профессия не женская?

Кто сказал, что моя профессия не женская?

Едва ли кто-то из нас назовет работу под землей в угольной шахте женской. А между тем, в ДТЭК Энерго немало представительниц прекрасного пола не понаслышке знают, что такое очистной комбайн, зачем шахтеру «самоспасатель» и какие они бывают – километры горных выработок. В преддверии 8 Марта сотрудницы шахтоуправлений Компании рассказали «Вестнику» о себе и поучаствовали в блиц-интервью.

 

«На шахту захожу только через парадный вход»

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta01.jpg{/limage}Одну из таких отважных женщин, посвятивших себя горному делу, зовут Татьяна Докина.Она главный технолог отдела операционных улучшений шахтоуправления Днепровское.

Работать плечом к плечу с теми, кто добывает уголь – выбор, наверное, не случайный. «Понимаю, что моя профессия мужская. Но, ведь, у каждого своя судьба. Вот актрисой никогда не хотела быть! К тому же, если твои родители трудятся на шахте, когда тебя окружают горняки, то сделать выбор не сложно», – говорит Татьяна Владимировна.

 

На шахту Днепровскую она пришла в 1982 г, когда училась в горном институте по специальности «подземная разработка месторождений полезных ископаемых». Трудовую карьеру начинала рядовым технологом. С 2010 г. под ее началом был техотдел  Днепровской, а с 2013-го работает главным технологом в отделе операционных улучшений шахтоуправления. Задачи этой службы – поиск резервов, которые позволяют сократить затраты и оптимизировать производственный процесс. Для этого Татьяна Докина и другие специалисты проводят хронометраж работы на участках, выявляют узкие места, готовят анализ результатов для руководства. Весь этот процесс проходит в рамках внедрения на предприятии  системы Новатор.

 

«Спуск под землю меня совсем не пугает – ты словно заходишь в соседний кабинет», – рассказывает главный технолог. Она говорит, что в месяц по 10-12 раз спускается на разные горизонты, бывает в разных выработках. «Еще много пешком хожу – за смену набегает 10-15 км. Так что родную шахту знаю хорошо. Шахта им. Н. И. Сташкова нашего ШУ теперь тоже знакома. Самое главное, что люди везде приветливые – улыбаются, дарят комплименты», – делится она. Татьяна Докина говорит, что отлично себя чувствует в мужском коллективе, и надеется, что ее женское присутствие делает горняков более собранными и ответственными. Впрочем, к себе она тоже не ждет поблажек с их стороны.

 

Шахта для Татьяны Владимировны – не просто рабочее место, это еще и атмосфера горняцкой семьи, в которой, иногда бывают неудачи, но которая умеет радоваться успехам. «Я на шахту захожу только через парадный вход. Этому меня научила мама, которая тоже здесь работала. Она говорила, что к шахте нужно относиться с уважением, потому что она наша кормилица», – заключает Татьяна Докина.

 

«Геологом стала благодаря отцу»

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta02.jpg{/limage}Кто знаком с работой угольных шахт, никогда не скажет, что профессия геолога – исключительно мужская. На предприятиях ДТЭК трудится немало представительниц прекрасного пола, которые не хуже, а то и лучше мужчин разбираются в структуре недр. На шахте им. Героев космоса одноименного шахтоуправления ДТЭК разведкой недр занимаются участковые геологи. Один из них – Карина Пундик.

– Карина, Ваша работа связана со специфическими расчетами, анализом и прогнозами. Как случилось, что стали геологом и пришли на шахту?

 

– Не скажу, что мечтала быть геологом или была влюблена в геологию. Но связала жизнь с этой профессией благодаря своему отцу Николаю Семеновичу Пундику. Он много лет проработал в горной промышленности. В 17 лет я даже и не подозревала, что есть женщины, которые спускаются под землю и работают там. И что их профессия – геолог! На шахте им. Героев космоса работаю давно, а геологом  – с 1996 г.

 

– Ваша профессия предполагает работу под землей…

 

– Да, как и все шахтеры, я надеваю спецовку, беру средства индивидуальной защиты и в полной экипировке спускаюсь в шахту для обследования выработок.

 

– Не устали от такой работы?

 

– Нет! Я люблю свою работу, коллектив и предприятие.

 

– День геолога и День шахтера. Какой из этих праздников Вам ближе?

 

– Они оба для меня важны, но день геолога – это, все таки, день геолога.

 

– О чем мечтает женщина-геолог накануне 8 Марта?

 

– Хочется, чтобы все люди вокруг были здоровы и счастливы. Чтобы над нами всеми было мирное небо – сегодня это очень актуально. Конечно же, как всякой женщине, хочется цветов и внимания.

 

Ничуть не хуже доктора

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta03.jpg{/limage}В детстве она мечтала о белом халате медика и не представляла, что свяжет жизнь с горной профессией. Судьба распорядилась иначе. Сегодня Екатерина Кузнецова – «машинист подъемной машины подземный» шахты Терновская шахтоуправления Павлоградское.  

 

– Скажите, Екатерина, как женщины становятся машинистами подъемных установок?

 

– Когда училась в школе, очень хотела стать врачом. Легко давалась биология, любила физкультуру. А, став взрослее, мечтала выйти замуж за шахтера. Так и получилось. Можно сказать, что благодаря мужу и сама пришла на шахту. Я тогда и понятия не имела, что такое машинист подъемных машин. Прошла обучение и тружусь по этой специальности. С 2013 г. мое рабочее место шахта Терновская, горизонт 205 м.

 

– А что входит в Ваши профессиональные обязанности?

 

– Управляю подъемной машиной, которая доставляет на поверхность и опускает вниз разные грузы. Слежу за исправностью подъемного оборудования и, если нужно, устраняю небольшие неполадки. Конечно, ответственность на мне большая.

 

– Глубина 200 м. Вас не смущает?

 

– Нет, совершенно. Чувствую себя комфортно, хоть и нахожусь под землей полный рабочий день. Работа нравится, и другой для себя уже и не хотела бы.

 

– Наверняка, у Вас есть мечты в преддверии 8 Марта?

 

– Самый лучший подарок для меня – это внимание близких, уют и тепло в моей семье. Кажется, этого достаточно, чтобы быть счастливой.

 

Профессия – подземная медсестра

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta04.jpg{/limage}Медицинских сестер мы привыкли видеть в больницах, амбулаториях и на станциях «Скорой помощи». Но никак не под землей. Для медсестры Ольги Тычинской рабочим местом уже 20 лет служит шахта Днепровская одноименного  шахтоуправления ДТЭК, и половину из них она регулярно спускается на глубину 230 м, где расположены горные выработки.

 

– Ольга, чем занимается человек Вашей профессии под землей?

 

– В круг моих обязанностей входит оказание первой доврачебной помощи больному или пострадавшему. Если работник шахты получил легкую травму, справляюсь самостоятельно – выхожу к нему на место происшествия. Если травма серьезная, сюда прибывает реанимационно-противошоковая группа. В отличие от коллег, которые работают на поверхности шахты или в лечебных учреждениях, здесь я сама принимаю решения и несу за них ответственность. Поэтому психологически мне труднее, да и непросто 12 часов в замкнутом пространстве находиться. С другой стороны, у меня не такая физическая нагрузка.

 

– Вам приходилось спасать здесь чью-то жизнь?

 

– Однажды, как раз в день медика – 18 июня. Признаюсь, сперва стало не по себе. Ведь рядом никого нет, кто мог бы меня подстраховать. Но потом я сконцентрировалась на ситуации, забыла о страхе.

 

– Вам, не страшно под землей?

 

– Не задумываюсь, сколько и чего там надо мной. Поначалу реагируешь на все незнакомые звуки, на то, как производят спуск в шахту, как выдают груз на-гора. Это же все гудит, работает, движется… А потом привыкаешь.

 

– Думали ли Вы сменить место работы?

 

– Что Вы, мне это и в голову не приходило! А за эти годы коллектив шахты стал мне настолько родным, что уходить отсюда никуда и не хочется.

 

«Очень хочется, чтобы нас ценили»

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta05.jpg{/limage}Каждая женщина мечтает о мужском внимании, о признании своих достоинств и заслуг.

Геолог ШУ Добропольское Инна Варченко – не исключение.

 

– Инна, скажите, как получилось, что Вы стали геологом и пришли на шахту?

 

– Случайно. Хотела поступать в ВУЗ на экономическую специальность, но был большой конкурс. Тогда, по совету старшего брата, выбрала направление «геологическая съемка, поиск и разведка полезных ископаемых». Хотя с экономикой не рассталась – в 2013 г. получила второе высшее образование по специальности «учет и аудит».

 

– Не смущает, что у Вас не совсем женская профессия?

 

– Нисколько. Наоборот, спустя годы, а работаю геологом уже 13 лет, поняла, что это мое. Регулярно, по 3-4 раза в неделю, спускаюсь в шахту, чаще в лаву. Добыча угля у нас ведется на больших глубинах – 700-900 м. Там высокая температура, шум, пыль… Своими глазами вижу, как из недр добывается «черное золото», как работают горняки.

 

– Вам, как геологу, в руки попадали не только уголь и горная порода?

 

– Наши недра очень щедры на разные ископаемые, не только на уголь. Частые находки – отпечатки древней растительности, вкрапления пирита, кальцита в угольном пласте. Жаль, что золота и бриллиантов здесь не находим.

 

– О чем мечтает женщина-геолог?

 

– Очень хочется, чтобы наш труд ценили по достоинству, не снимали льготы. Это огорчает. У нас преимущественно мужской коллектив, поэтому наши женщины в праздник вниманием и цветами не обделены. Хотелось бы всем женщинам пожелать хорошего настроения, семейного благополучия и простого человеческого счастья!

 

«Я метко стреляю по мишеням»

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta06.jpg{/limage}Скучной работы для творческой личности не бывает. Особенно, если за дело берется женщина. Все это с полным правом может сказать технолог ШУ Терновское Мария Заниздра. Она с самоотдачей трудится на родном предприятии, а приходя домой, умеет интересно организовать досуг в кругу семьи.

– Мария Валентиновна, многим Ваша работа покажется монотонной и однообразной…

 

– Это ошибочное мнение. Вместе с главным технологом и ИТР участков ВШТ и КТ разрабатываем паспорта электровозной откатки на монтаж и эксплуатацию конвейеров. Каждый паспорт, на первый взгляд, такой же, как и предыдущий. Но на самом деле они отличаются. 

 

Необходимо учитывать профиль выработки, протяженность и многое другое.  

 

Техника на участках – и та отличается. Так что скучать не приходится. Рабочий день настолько насыщен, что о конце смены вспоминаешь, только когда кто-то начинает собираться домой.

 

– Женщине-технологу под землей приходится бывать?

 

– Конечно. Некоторые думают, что мы сидим на поверхности в конторе и кофе пьем. А мы и в шахту спускаемся. По шесть спусков в месяц делаем – на разные горизонты и выработки, ведем контроль, и от нашего контроля  очень многое зависит.

 

– Наверняка, у Вас свой, женский подход к делу.

 

– Понимаете, мужчина все делает и понимает по-своему, иначе, нежели женщина. У нас же свое видение, свои требования, свои отношения. Может, потому что мы этой работой занимаемся, и результаты хорошие.

 

– Я слышал, Вы большой оптимист и очень активно проводите досуг.

 

– Это правда. Еще в прежние годы я очень любила с мужем ходить в тир. Был у меня спортивный интерес к стрельбе. И метко стреляю по мишеням. Двое моих детей также отлично стреляют в тире. Люблю играть в настольный теннис, плавать и путешествовать.

 

– Не могу не спросить о Ваших женских мечтах.

 

– Очень хочу, чтобы у нас в стране был мир. Чтобы закончилось это ужасное состояние для нас и для страны, чтобы мы начали созидать, умели признавать ошибки и не кивали на других.

 

О чем мечтает женщина-маркшейдер?

 

{limage}images/stories/novosti/2017/03/01/8marta07.jpg{/limage}Даже самая сложная и, на первый взгляд, однообразная работа может быть в радость, если подходить к ней творчески и с уважением. Елена Самчук, которая уже шесть лет трудится маркшейдером на шахте Степная шахтоуправления Першотравенское, свою профессию любит и не может представить себя на другом месте.

– Елена, Ваша работа связана с пространственными измерениями и расчетами. Для этого регулярно спускаетесь под землю. В этом есть для Вас романтика?

 

– Почему бы и нет? Ведь маркшейдером я стала осознанно. Прислушалась к совету друзей, почитала литературу, к тому же само слово «маркшейдер» очень заинтриговало. Вот я и поступила в горный университет. Работаю шесть лет и нисколько не жалею о выборе.

 

– А свой первый спуск в шахту помните?

 

– Это было еще до того, как я пришла на Степную. Училась на третьем курсе и проходила практику на одной из железнорудных шахт Кривого Рога. Там и спускалась под землю. Страха не испытывала, напротив – было интересно, хотелось все посмотреть. Там шахты глубокие, есть ствол глубиной до километра, а у нас на Степной самый нижний горизонт – 490 м.

 

– Как часто приходится бывать под землей?

 

– За месяц 17-18 раз спускаюсь на разные горизонты. И пешком много приходится ходить. Устаю ли я? Конечно. Но когда работа по душе, то обо всем этом не думаешь. И скучно мне здесь не бывает. Тем более, что ты понимаешь важность того, что делаешь.

 

– Говорят, работа под землей делает характер человека более жестким…

 

– Нет, что Вы! Я такая же и осталась – мягкая и приветливая. Во всяком случае, не чувствую, что работа под землей, в мужском коллективе, как-то изменила меня и сделала грубее.

 

– О чем мечтает маркшейдер?

 

– Ой, даже не знаю. Наверное, о хорошей «сбойке» (проходка выработок встречными забоями, – прим. ВШ). А в общем, мечтаю обо всем том, что и каждая женщина.

 

Александр ШУЛЬГА

 


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Тоже интересно!

Как защитить детей, не сделав их беспомощными

Как защитить детей, не сделав их беспомощными

В первый день лета, 1 июня, мы отмечаем Международный день защиты детей. Этот праздник появился …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: