Понедельник , 25 Сентябрь 2017

Шахтёрские жёны

День быстро клонится к закату. Сумерки медленно и незаметно наплывают на город, погружая его во мглу. Во дворах затихают звуки, гаснут краски, но это лишь до утра. Город отходит ко сну, погружаясь в блаженный отдых от дневных забот. Я люблю полуночничать. Именно, в эти часы в сердце входит странный покой. Бархатный купол неба усыпан звёздами-жемчужинами. Месяц таинственно освещает округу, придавая знакомым очертаниям фантастические формы. Люблю смотреть в ночное небо. Кажется, что небосвод становится всё ближе и ты уже паришь среди звёзд, свободная от проблем и земной суеты. В такие минуты входит в душу вдохновение и, ощущая радостный подъём, хочется творить всю ночь напролёт. Вдыхаю ночной свежий воздух. Мысли легки. Сердце открыто для общения со Вселенной.

Взгляд невольно падает на соседний дом. Не смотря на поздний час, во многих квартирах горит свет. Неудивительно, наш шахтёрский микрорайон каждую ночь светится огнями своих квартир в ожидании хозяев со смены. Не спится шахтёрским жёнам. Они всегда внешне спокойны, а в душе лёгкая тревога. Не секрет, тяжела и опасна работа их мужей. Не только потом, но и кровью полит уголёк, выданный на гора.

Сквозь полупрозрачные занавески видны скользящие женские силуэты. Я, дочь шахтёра, сердцем вижу, что там происходит. Вот молодая мама склонилась над колыбелью. Младенец, причмокивая, сладко спит. Она ждёт любимого мужа, кормильца семьи, и, чтоб время не тянулось медленно, занялась делом —  гладить гору пелёнок, ползунков, кофточек. Волноваться ей нельзя, как кормящей матери, чтоб молоко не пропало. Она ещё слишком молода, но твёрдо верит, что судьба убережёт любимого от бед. Любовь в её сердце горит ярко и служит защитным оберегом.

В другом окне женщина средних лет устало опустилась на стул. Позади рабочий день, но она никогда не ложится, не дождавшись мужа. Ужин, закутала в подушки, чтоб не остыл. Раскрыла книгу, но не читается. Мысли далеко. После тяжёлой травмы муж, подлечившись, снова вернулся в свою бригаду. Тяжело ему сейчас приходится, не совсем окреп, но работать спустя рукава не будет. Никогда он за спины товарищей не прятался. Уж она-то его знает! Шахтёрской жене нельзя терять надежду. Как же без неё?! Поэтому и живёт, надеясь, что худшее позади. Всё будет хорошо!

Пожилая женщина суетится у плиты. Наши дома стоят в такой вблизи, что из открытого окна до меня доносится аромат её пирожков. С пылу-с жару хочет угостить мужа и сына после тяжёлой смены. Заложила новую партию пирожков в духовку и присела к столу, подперев щёку кулаком, мысленно бродит по прошлому. Вроде бы совсем недавно это было… Привёз её любимый из северного городка, где службу в армии проходил, в степной  край. Не захотел изменить  семейной шахтёрской династии.  Уж давно бы на пенсию пора, а он всё трудится.  Не мыслит своей жизни без шахты. Сыновья пошли по стопам отца. Теперь и за них на душе тревога. Но это ничто по сравнению с тем счастьем, что царит в семье. Ни на какую другую жизнь она бы не поменяла свою. Когда совсем невмоготу и страх липкой змейкой вползает в сердце, шепчут губы беззвучно молитву, что научила свекровь. Входит в душу покой и крепнет вера, что милость небес не покинет.

Моя мама каждое утро вставала чуть свет, чтоб приготовить завтрак и проводить  отца до дверей — традиционный поцелуй и пожелание доброго дня. Это было неким ритуалом, обрядом священнодействия, которого ничто не могло нарушить.  Вот так же в ночи в наших окнах горел свет. Мама ждала отца со смены, а нас отправляла спать. Мне не хотелось оставлять её и я сидела рядом, пока невольно не погружалась в крепкий сон. Отец, вернувшись, относил меня в постель, чмокал в щёку и приговаривал:

— Будущая шахтёрская жена растёт.

Я помню, как неистово молилась мама в церкви, когда отца в числе немногих, полуживого, подняли из шахты. Бледное лицо заливал поток слёз.  В страхе  прижалась к ней. Она, словно очнувшись, погладила меня по голове:

— Всё будет хорошо, детка!

Твёрдая вера в её словах тогда успокоила меня. На девятые сутки отец вышел из комы и началось его медленное восстановление.

Трудная жизнь у шахтёрских жён!  Столько надо сил, терпения, любви, сострадания и понимания! Моя мама всегда была для меня в этом примером. Настоящая берегиня — хранительница домашнего очага! Сколько было в ней женственности и душевности. Сколько было в ней мужества и стойкости. Я гляжу на окна, светящиеся в ночи, и светлые воспоминания накрывают меня волной счастья. Устремив взор свой в звёздное небо, посылаю во Вселенную слова благодарности за всё, что имею.

— Матерь Божья, не оставь нас, шахтёрских жён, своей милостью! Пусть Любовь, Вера, Надежда всегда живут в наших сердцах! Пусть мирно светятся окна в ночи! Пусть все вернуться в дома, где их ждут!

Знакомый щелчок в дверном замке. Мой уже вернулся!

Власенко Леся

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Тоже интересно!

Роковой декабрь 2003 года

То зимнее утро ничего плохого, тем более трагического, не предвещало. Как всегда, Евгения Гурина поднялась в семь утра, после небольшой разминки застелила постель и вместе с родителями села завтракать. Вчера было решено, что именно ей предстояло сопровождать группу передовиков-шахтеров в алуштинский санаторий «Золотой колос». По итогам успешной работы от Павлоградугля на торжественном собрании передовикам вручили бесплатные путевки в Крым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: